БЕЛЫЙ.

 

Белого не существует, говорят нам оптики, у нас есть только ощущение белого цвета – «продукт умственной переработки информации световых волн"… То есть что выходит? Выходит, что белый цвет – это обман! Иллюзия. Но вполне, однако, конкретная.

 

 Черный и белый я лично могу сравнить с новолунием и полнолунием. То пусто (это черный - нет ничего), то густо (белый –все цвета одновременно). То есть белый - это всё и сразу!

 

А что у нас «наше всё»? Окромя Пушкина (ну и всякого другого по мелочи), это конечно, снег.

 

Ведь Белый - это снег. Снег для меня - эталон белого.

 


Эскимосы различают несколько десятков видов снега, имея для каждого свое название. Потому что снег – это их жизнь. Но друзья мои, ведь и для нас - снег почти так же жизненно необходим, как эскимосам, алеутам и чукчам. Особенно садоводам!

 

Как ни крути, а снег – это наше национальное достояние.

 

Какие виды снега у нас есть? Ну, хотя бы вот:

 - белый и пушистый (как правило первый, а также тот, что искрится и блестит, и падает белыми хлопьями в Новогоднюю ночь, и тот, по которому лошадка, (его почуя), плетется как-нибудь);

 - прошлогодний (как правило мифический или тот на который смотришь 1 января);

 

- снежнобабный, то есть снег для снеговика (это уже зрелый, чуть липкий, «видавший виды» снег);

 

- ледяной (а это - соскребаемые ногтем «узоры» с окна, именно с ним хорошо «достать чернил..» и погрустить глядя в окно);

 

- белое безмолвие (это снег путешественников, любителей лыжни и снегоходов);

 

- наст (твердый, жестокий снег, пугающий думами о тех, кто под ним, о растениях и мышах, а еще это как бы исторический снег в моем представлении);

 

- мартовcкий (серый, лежалый, мокрый. Снег нетерпеливого ожидания, «подснежниковый», звенящий ручьями и одновременно ворчащий о том, что, мол, разбудили, выгоняют);

 

       При желании, конечно, можно еще вспомнить, но эти приходят на ум сразу.

 

Снег (а, значит и белый цвет) отлично справляется с подчеркиванием. Как только он ложится на ветки дерев – они мгновенно становятся гравюрными и выразительными. Ничто так не может подчеркнуть графичность ветвей, как только что выпавший на них снег. Даже самая путанная спирея, стефанандра или аморфная лапчатка становятся на время снегопада четкими, понятными кустами с читаемыми линиями.     Белый – мастер подчеркивания и усиливания.

 

    Белый не только снег, конечно. Он еще и облака. И цветущие вишни и вообще всякое белопенное цветение. И, кстати, пена! Прекрасная морская пена! И только она делает море - морем.

 

     А еще белый – цвет чистого листа, платья невесты и молока матери - а это значит - цвет начала. Но в то же время седина – эти белые головы стариков, и белый саван, и белый свет в конце тоннеля… то есть конец!

 

Значит, белый – это цвет начала и цвет конца. Да.

 

    Но я грущу о снеге. О том, что его с каждой зимой все меньше. И выпадает он позже, и я скучаю о старых добрых временах, когда валенки можно было носить всю зиму. Грущу о прошлом.

 

Но, как известно, прошлое – роскошь, которую мы не можем себе позволить.

 

    Буду ждать новых чистый снегов.

 

Рекомендую очень книгу: Питер Хёг «Смилла и ее чувство снега» (а также фильм по этой книге).

 Для любопытных интеллектуалов ссылка