Третью неделю думаю про СИНИЙ. А все из-за этих опор.

 

   Опоры ЛЭП кто-то придумал красить в синий… и это так здорово! Особенно летом на фоне зелени. И еще осенью в золотом и оранжевом.  А также зимой на снегу. Ну и в голубом воздухе ранней весны они тоже очень хороши.

 

    Раньше я не понимала любования индустриальными картинами и любила пейзажи вневременные. Фотографируя, старалась, чтобы в кадр не попадали элементы современности. Но вдруг заметила сама за собой, что невольно любуюсь опорами ЛЭП!

 

Может, что из-за цвета.

 
Кажется, что синий спокоен. Просто иногда тревожно спокоен, а иногда безмятежно, в зависимости от тональности его синевы.

 

   Вот, к примеру, вроде бы тревожен синий у мигалки скорой помощи, и глубокое синее море таит опасности, а василек на макушке лета, наоборот, безмятежен (как и летнее небо), но есть что-то общее между ними все равно, что-то, что роднит их и сдерживает эмоции.

 

То есть синий как-то парадоксально многолик и единообразен одновременно. Оттенки синего хоть и разводят в разные стороны фантазию, но в то же время удерживают вокруг какого-то невидимого ядра, или стержня, и вроде отпускают далеко, но держат на веревочке… или в рамках… Цвет рамок! Ну, не знаю, как объяснить…

 

  Думаю, что синий - цвет предусмотрительности, трезвости и рассудительности, организованности, силы духа, преобладания разума над чувствами и честности (в какой-то степени даже раздражающей). Цвет педантизма, нестремления к новизне и отчасти снобизма.

 

Цвет горделивой осанки (сапфиры!) и остановки на перепутье. Даже я бы сказала, что это цвет тормозов и некой отстраненности, грань, разделяющая норму от депрессии тоже синяя, по моим представлениям. Но в то же время - цвет спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Хотя уверенный завтрашний день может быть и зеленым.

 

 Фуф, занудство какое-то… Ха! оно (занудство) тоже синее!

 

И он, конечно, хорош только в малых дозах. Хотя вопрос дозирования актуален для любого цвета… Впрочем, не только цвета, но и всего остального. Мы же знаем, что все есть яд, и вопрос только в дозе.