Александр, безусловно, имя очень красивое. Прямо очень. Но как-то хочется, чтоб их уже было поменьше. А их все равно очень много. Больше чем Владимиров, маленьких и средних Никиток и даже, кажется, что больше, чем Иванов при царизме.
А вот Никодимов что-то совсем не видно. Между тем, это весьма примечательное имя! Хочет, к примеру, мать назвать сына Дмитрием. А отец хочет Николаем. Надо называть Никодимом. Ведь в этом случае малыша можно звать и Димой и Колей. Или даже Ники, как последнего, нашего, императора.

НикоДим. Ну, круто же?

Слышится в этом имени вода. Лесной ручей. Никодим. Да, лес, тень - копытень. Лесной купырь вдоль ручья и ландыши. Нико – диммм – будто звенит. Но не звонко звенит, как хрусталь, а приглушенно, по-лесному, шепотом звенит, тайно.
И собака! Видится собака рядом с Никодимом.

Никодиму идет быть старцем. В крайнем случае худым юношей, что может легко спрятаться за не толстым деревом. Но в любом случае он таинственный. Таинственный Никодим.

В библействе Никодим – тайный ученик Христа.

Наверное, это хорошее имя для шпиона (или разведчика, в зависимости от стороны, которой служит). Может, поэтому практически нет никаких широко известных Никодимов, за исключением священников и святых.

Вот есть два:
Никодим Кондаков (1844 - 1925) русский историк византийского и древнерусского искусства, археолог;
Никодемус Тессин (имя двух шведских архитекторов, выходцев из Померании, отца (1615 - 1681) и сына (1654 - 1728), которые создали скандинавское барокко - самую сдержанную, лаконичную разновидность этого стиля, основанную на освоении наследия Мансара и Бернини. (фразу списала из википедИи)

Собственно, и все.
Остальные – либо святые, либо священники. (шепотом: либо безвестные шпионы).
Что из этого следует? Следует называть детей красивыми, редкими и разными именами!

Нет ли у вас знакомых Никодимов? Интересно просто.